ЛИБИДУН

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ПЬЕСА

(М.Ш. Магомед-Эминов)

 

 

Из разговора четырех мужиков:

Первый мужик: Почему у нас много пьют?

Потому что дела нет.

Второй мужик: Да и дела нет потому, что пьют.       

Третий мужик: Пьянство у нас процветает, мужики,

из-за отсутствия секса.

Четвертый мужик: Да и секса у нас нет из-за пьянства и лени.

(По мотивам Ф.М.Достоевского)

 

ПРЕАМБУЛА.

 

Действующие лица: Ноэма, персонаж, представляющий Феномен. Ноэзис, персонаж, раскрывающий специфику Представления.

 

Ноэма. Главное действующее лицо пьесы - не-психоаналитик Либидун, сущность которого состоит в пользовании психоанализом в не-психоаналитическом смысле. Через раскрытие целокупного образа не-психоаналитика мы ярко освещаем “выползающий” на сцену нашей жизни Феномен - непсихоаналитический психоанализ (короче говоря, не-психоанализ), так широко распространившийся на просторах России, что даже угрожает превратиться в четырех-главого дракона. Вы спросите, почему выбран такой не очень высокий жанр, так сказать, отдано явное предпочтение юмору, где-то переходящему в сатиру, в ущерб монументальной наукообразности, критическому запалу, перетекающему в любвеобильное почитание, так характерным идеологам от и против психоанализа. Вот Вам и ответ: юмор и есть то самое высокое и ценное в психоанализе, что способно победить самое низкое, пусть даже оно нарядилось в наисерьезнейшие одежды от самого Кутюрье Bossa.

Ноэзис. А я укажу на особую специфику нашего намерения: ну никак не хочется превратиться, как некоторым, в символического номенклатурного члена некой фантасмагорической Психоаналитической Партии, которая, как во времена оные, будет блюсти чистоту рядов своих членов, ровно выстроившихся в шеренгу перед лицом Большого Российского Фрейда. Не хватало еще возлежать под сенью бюстов Психоаналитического Вождя и смотреть в светлое прошлое инфантильного вожделения. Конечно, еще многим привычно сидеть у подножья символов, торчащих на грандиозных постаментах. Но Трансфер партийного опыта в нашем случае не произойдет по причине отсутствия оного.

 

СЦЕНА 1.

 

Действующие лица: Ракшасы (Хидун, Зигон, Дегер, Сидхор), бес-телесные духи; живут за верхним Экзистенциалом в постАктуальном состоянии; могут актуализироваться, поселяясь в тела разных людей и обретая таким образом человекоподобное существование; характеры четырех Ракшасов различаются друг от друга опытом воплощения, по ходу пьесы развиваются. Гомункулюс, трансформер, перекочевавший из “Фауста”; трансфомировался в независимого комментатора; по совместительству Суфлер.

 

По приглашению Хорошего Друга Большого Русского Фрейда в Россию незамедлительно прибыла делегация бестелесных Ракшасов (в количестве четырех), которые уютно устроившись в предназначенном им Месте, занялись выяснением сущности Нутра, лихо бродящего по Просторам.

 

Хидун. Бродит, бродит по России призрак Либидун-изма. Продолжи, Зигон.

Зигон. Начнем продолжение с анализа искомого Феномена.

Хидун. Вот Нечто, что нам известно. Либидун не-психоаналитиком себя называет и манифест соответствующий пациентам объявляет.

Дегер. Почтенные, применим метод амплификации: подтянем к Образу Либидуна все известное и неизвестное, затем подвергнем весь массив сверх-психоаналитическому толкованию и вскроем его обнаженный Мотив.

Сидхор (с пафосом). Господа, если к Нечто прямую дорогу найти не сумеем, то честь тому из нас, кто сон на него навеет.

Хидун. Согласен, но поправку внесу - наслать днем ночной кошмар ему.

Зигон. Ракшасы, согласуйте свои действия с психоанализом “Нечто”.

Хидун. Ну позови же его, Абессалом, материнским голосом.

Дегер.

Либидун! Либидун! Стоеросовый  Балдун!

Либидун! Либидун! Отзовись же ты, Шалун.

Гомункулюс. Под Хлебникова работают Ракшасы.

Зигон. ОНО не отзывается, укромно зарывшись в глубинах глубинной психологии. Давайте откорректируем наши намерения.

Хидун. Намерения наши ясны, задачи понятны: раскопать иррациональную сущность Либидуна.

Сидхор (с сомнением). Господа Невидимые, добиться этого будет, ой, нелегко. Либидун - не-психоаналитик, следовательно, его нутро является не утвердительным, а отрицательным.

Зигон. Скользкий тип: он все время ускользает в пустоту, держась за Нечто вполне определенное.

Сидхор. Господа Прозрачные, из всего нами сказанного вырисовывается ключевой методологический вопрос: “Как возможно существование не-существования?”

Зигон. Господа, не-существование самого психоанализа наделяет сущим очень много непсихоанализов и всяких других вещей.

Хидун. Ракшасы, придерживайтесь столбовой дороги образования множества из неутвердительных высказываний.

Дегер. Я ее держусь в качестве Говорящего Бытия. Вот и вопрошание: как мы можем определить существование того, что не-есть?

Сидхор. Скажите, откуда мы знаем, что такое “недождливость дня”, “неснежность зимы”, “немужественность мужчины”, “неженственность женщины”, “неперпендикулярность перпендикуляра”, “не-психоанализ Либидуна”?

Дегер. И я продолжу сей Отрицательный Аспект, введя в него Противополагающий Момент. А знаете ли Вы: день без ночи, хаос без порядка,  жизнь без смерти, смерть без жизни, начало без конца, конец без начала, любовь без ненависти, ненависть без любви, мужчину без женщины, женщину без мужчины, человека без дома, а дом без человека?

Сидхор. Было Отрицание, стало Отрицание Отрицания, хотите Утверждения, но где же Дополнение?

Хидун. Господа Бестелесные, эдак мы запутаемся. За стоеросовым деревом  леса не увидим. Давайте спускаться в подпочвенный слой, на коем стоит Постава.

Зигон. Вы поймите, Ракшасы, Либидун - дериват, отпрыск, побег, выросший на теле психоанализа, нос, оторвавшийся от лица, замещающее удовлетворение, суррогат, бородавка...

Хидун. Ухватили, Ракшасы, на какой почве он растет, управляемый из-под-почья? Он - Ничто, как Сущее, одно лишь Орудование, вот в чем вопрос.

Дегер. Быть или не быть - разве не в том был однажды Вопрос?

Хидун. Как ни крутись, без Суда не обойтись. Эй, Суть Троих, явись!  Сидхор, Дегер, Зигон! Я, Хидун, говорю Вам, меж собой разберись. Создайте полноту Говорящего Бытия, не забывая временами сливаться в одном Я.

Сидхор (перевоплощаясь временами в тела тех, куда уже поселились Зигон и Дегер). Онтологическую реальность Либидуна, братья, коли начинается “диспут в диспуте” с меня, можно ухватить лишь через психологический анализ его вожделения. Он предстает тогда перед нами как упакованное Бытие Желания. Вот, со-телесники, скажу в Интерпретации: нужно тщательно выявить его характерологический комплекс с входящими в него констелляциями сил и всевозможными ингибициями.

Дегер. Ракшасы, Бытие Сущего само не есть Сущее. Поэтому надо определить онтологическую структуру его Мира, ибо его Бытие - это Бытие-в-мире. Надо ухватить присутствие вот этого Либидуна преимущественно в модусе Повседневности, тогда и онтически он будет ощущаться. Нельзя впасть в ошибку, принимая Либидо как Сущее Либидуна без постановки вопроса о Бытии-в-мире. Его Пребывание - это воздержание от всякого Орудования и Использования. Поэтому надо поставить вопрос о Кто Присутствия.

Гомункулюс. Как сложно, право. Скажи ты, он предлагает делать то, что не имеет. Вопрошание он утоляет Советом, которым не может воспользоваться сам. Вот Кто Присутствия.

Дегер. Эх, пустая он глубина. Молчание Говоруна. Либидун - Болтун, этим все сказано.

Сидхор. Либидун присутствует, не присутствуя, деятелен  без деяния. Это человек-иллюзия, существо без либидо. Поэтому нужно в медитации ухватить комплекс Дхарм Либидуна, во вращении которых мелькает нам его личность-иллюзия.

Хидун. Вот суммарно я скажу, триликость к одноликости сведу. Комплексом упакованное Ничто появляется в просвете бытия в виде иллюзорного Я Либидуна. Как не крути - все Ничто. Но есть же Он, в конце концов, Нечто.

 

СЦЕНА 2.

 

Действующие лица: Те же и Великая река , партнер диалога с Сидхартхой. Сидхартха , он же Гаутама, Будда, Освобожденный, Просветленный.

 

Сидхор. Ракшасы, обращаюсь к Вам, как Ракшас к Ракшасам! Коли речь зашла о Ничто, считаю своим долгом напомнить Вам о древнем разговоре между Сидхартхой и Великой Рекой, имеющем прямое отношение к нам.

Ракшасы (хором). Без Гаутамы не обойтись. Из пустоты, пожалуйста, явись.

Гомункулюс. Будда не придет, как Магомед к горе.

Дегер. Предлагаю нам воспользоваться советом: найти в колодце Времен сей момент, чтобы узнать, какой  был выставлен Аспект и найден подходящий Аргумент.

Все Так и Было.

Великая Река. О, Сидхартха! Великий и Тот! Что печален твой лик Освобожденный, не отражающийся в моих водах, спокойно текущих, иллюзии уносящих?

Сидхартха. О, Река Великая, начало начал, Покой движения, Движение покоя. Конец моего начала и Начало моего конца... Смотрю в зеркальный твой поток, себя я не вижу. Так и должно быть. От иллюзии Я Я-сам свободен. Смотрю в Себя и там ничего не вижу, наполненный своей пустотой. Освобожден Я от Себя и от Тебя... Но... Разлучился Я с Собой, разлучился с Тобой, встретив Тебя, встречу ли Я Себя?

Великая Река. Иллюзия, иллюзия, Гаутама! В пустоте своей полноты себя пустым хочешь увидеть ты... Все, что рождается, умирает. Что кажется Великим, исчезает. Не поднимай снова отброшенный вопрос о Начале и Конце. Если есть То, то возникнет ЭТО... Но все же Я рада тебе, Гаутама. Встречу ли и Я Себя?

Сидхартха. Просветлен Я в угасании, и ты существуешь, Река, в не-существовании. В освобожденном освобождении и есть наше становление. Все - Дхарма, где есть Встреча - будет Разлука... Но... А Я хочу Разлуки, открывающей Встречу, Встречи, в которой угасает угасание... Да угасни, ты, Разлука...

Великая Река.

Гаутама, Гаутама... Я вижу Тебя,

Гаутама, Гаутама... Ты видишь Себя ...

О, радость в твоих глазах, потухших было, Живым Огнем зажглась, Обретенный... Хочешь теперь услышать, как Ныне живут люди, прокладывая вокруг свой Четвертичный Путь.

Ракшасы (хором).Еле успели к Искомому Моменту, жаль, что записывающего устройства с собой нет-у.

Великая Река. Четыре движения. Четыре направления. Первое: плывут они по ходу течения, мерно следуя направлению. Другие пытаются идти назад, реку переплыть вспять. Параллелен путь и тех, и других. Третьи отходят ручьями, возвращаются, снова со мной сливаются. Идем мерно вместе - рекой.  И так может происходить Великий Повтор... Не Карма, не Карма... Великий Повтор. Четвертый путь лежит поперек - Перпендикулярное движение, и этим людям невдомек, что их жизнь не имеет продолжения без Фундаментального Утверждения.

Хидун. Ухватили ли Вы, глубоко Вслушивающиеся Ракшасы, указанный Гаутамой-Рекой Четвертый путь - Перпендикулярного анализа Суть.

Гомункулюс.

Они ищут в Глубине

То, что вышло уже Вовне.

Откуда им, индийским духам,

обитающим в индейских прериях,

Ухватить Специфику

в Российских губерниях.

Зигон.

Кривыми Дорогами напрямик

К ОНО-му приближаться Либидун привык.

Обходной Путь Сего сексуального деривата

Выходит перпендикулярен, хотя кривоват.

 

СЦЕНА 3.

 

Действующие лица: Либидун, бывший массажист, ныне не-психоаналитик, всем известное лицо, но в лицо его никто не знает. Субличности Либидуна: Лисо, сознание Либидуна, достаточно несознательный элемент; Лили, либидо Либидуна, единица, кичащаяся своей сознательностью; Лэго, Эго Либидуна, элемент, пытающийся гордиться собой путем отказа от себя. Гомункулюс.

 

Либидун.

В Сновидении вчера

мне страхолюд явился,

В виде зубатой трясины

вокруг меня все вился,

Очень хотел он выведать какой-то секрет.

Зачем же он приставал - ведь у меня его Нет.

Лили.

У нас секретов в запасе больше Нет.

Там где было ЭГО, встало ОНО,

не обессудь, Фрейд.

Разместившись на макушке айсберга сознания,

Я развернул там неплохо даже свое знамя.

Гомункулюс. Эта полная Темнота выдает себя гордо за 100-процентную сознательность. Кстати, Ракшасы ищут его суть в Глубине, а она у него уползла на Вершину.

Либидун (обращаясь к Лили). Да, мне уже надо гордиться собой. Убедил, старик. Ведь действительно, “Либидо звучит очень гордо!”

Гомункулюс. Вот ОНО, что написано у них на макушке. Он думает, что ОНО на его макушке Бытует, а на самом деле - крышует.

Лэго (слышен его голос с верхушки) Представьте, мне пора уже гордиться,

Такому уже непростому Либидуну.

Надоело в ноженьки себе валиться,

Поверив в очарованность свою.

Лисо (строго).Никаких фрейдистских перегибов и кривотолков. “Психоанализ и секс едины” и только.

Мы говорим “секс”,

подразумеваем психоанализ,

Мы говорим “психоанализ”,

подразумеваем секс.

Гомункулюс. Эх, как он спелся с ними, 100-процентно несознательный Элемент.

Либидун. Носом землю мы роем, братва! При этом учтите актуальный момент. В наше смутное время выдвинутый нами либидозный девиз единственно правильно указывает, куда надо двигаться несознательным массам прямо безо всяких голово-кружений и прочих перегибов.

Лили. Наше сидение верно потому, что оно правильно.

Лисо (опортунически философствуя). Нос мы сильно уважаем, да и Гоголь его со знанием дела расписал. Какое могучее явление, какой либидозный порыв и какой Фаллос характерный! Выступающий все-таки Элемент. Передовое, так сказать, Явление.

Гомункулюс (вводя современный момент). Все это вульгарно без теории объектных отношений. Для Либидуна Нос - это Фаллос, а отрезание - символический акт кастрации. А ведь этот нос - наглядный пример сепарации-индивидуации. Он убежал от Носителя - символического  Родителя, по аналогии с неразумными малышами, бегущими от мамы, взрослеющими юношами, отдаляющимися от родителей, чтобы обрести независимость, стать самостоятельными, достичь своей индивидуальности, разорвав пути инфантильного симбиоза. “Я-сам со своим прыщом” - вот девиз этого Носа-индивидуалиста.

 

СЦЕНА 4.

 

Действующие лица: Виртуоны, существа обитающие за нижним экзистенциалом, экзистенция их является потенциальной: Синкрет, поверхностная группировка ассоциаций; Конденсат, сгущенная куча ассоциаций; Ассоцион, диффузная ассоциативная смесь; Виртуал, прямолинейное ассоциативное содержание.  Пациент, страдающий гражданин, в процессе пьесы трансформирующийся в Мужчину. Ценция, секретарша Либидуна,возможно его жена, выполняющая функцию цензора. Либидун, Гомункулюс.

 

Кабинет Либидуна. Он сидит, не-задумчиво уставившись в пол. А над его головой и под потолком образовался Виртуальный Мир - аналог невозможного возможного мира по Хинтикка,- конденсировавшись из свободных ассоциаций бывавших здесь пациентов и избыточных нейтрализованных энергий, т.е. виртуальных следов пациентов (Виртуальный мир - есть диффузная, неустойчивая экзистенция, на мгновение создающаяся и распадающаяся, не доходящая до состояния актуалии). В этом мире, невидимом для Либидуна, идет своя жизнь, отовсюду слышны голоса, временами переходящие в дружеские и спорные хороводы.

 

Синкрет (заладил в круговом вращении). Мы только знать хотим! Мы только знать хотим!..

Конденсат (подхватывая).

Нет, нет, нет, мы  хотим сегодня,

Нет, нет, нет, мы хотим сейчас.

Виртуал (интерпретирует с приветом). Характерные Вам оральные моменты, сочетающиеся с неотложностью потребления, сиюминутностью удовлетворения позывов, как говорят, вопреки принципу реальности, побуждают меня послать всем вам моментально мой потенциальный привет.

Ассоцион (диффузно объединившись против Виртуала).

Вы нас оральностью не пугайте,

Реальностью аппетиты не сбивайте,

Учтите, посылая нам привет,

Практический все-таки момент.

Синкрет-Конденсат (на время выпятившись из Ассоциона). А оральность, гражданин Виртуал, любезно народу разъясните.

Виртуал (заняв удобную позу между маниакальным и депрессивным психозом). Во-первых, вы орете в поисках утоления. Во-вторых, стремитесь к знаниям как к пище для поглощения. И целитель Вами пользуется как продуктом для потребления. И за всем этим проглядывается символический акт удовлетворения.

А в это время в приемную Либидуна входит Пациент.

Пациент (пугливо озираясь по разным сторонам). Тут у Вас проводят Либидон-анализ?

Ценция (удивленно). Либидун здесь!

Пациент. Мне без ентого анализа никак нельзя. Таково требование моей жены. И название-то, Либидон, еле вызубрил.

Ценция (строго). Не Либидон, гражданин, у меня - Либидун.

Пациент. Вот-те на... Это, значит, мужик, а не прибор?!

Ценция. Попрошу при дамах не выражаться!

Пациент. Мать честная, куда я попал? А я только знать хочу, туда ли я попал. Скажи, дамочка, скажи милая, действительно мне здесь помогут?

Ценция. Вот, гражданин, дверь, иди и сам проверь.

Стук в дверь отключает виртуальный мир и включает внимание Либидуна.

Пациент (одновременно входя и выходя в кабинет). Товарищ, т.е. Господин Либидон, сердечно скажите...

Либидун (строго скрывая свое удовольствие). Меня зовут Либидун, а Либидо - это секс.

Гомункулюс. Не секс, а сексуальная энергия, дурак.

Пациент. Глубоко извиняйте за непотребную ошибку, супружница-бес во всем попутала.

Либидун (задумчиво в сторону). Мужик, а как метко выразился. (Обращаясь к пациенту.) Ну, на что жалуешься, голубчик?

Пациент (жалобно). Мысли меня замучили окаянные... Не идут себе так, как им положено.

Либидун (заинтересованно). Ну-ну!..

Гомункулюс. Полагается - “угу-угу”, а не “ну-ну”...

Пациент. Мои мысли, доктор, движутся перпендикулярно.

Либидун (взволнованно). Пациент, не шути! Чтобы мысли шли параллельно - это я еще могу понять, но как они могут идти перпендикулярно - это до меня не доходит!

Пациент (жалостливо). Совсем заперпендикулярились, черти. Нет на них никакой управы, так и норовят перпендикулярно ко мне самому стать.

Либидун (сердито). Пациент, на что ты намекаешь? Мои мысли идут перпендикулярно психоанализу по сексуальному руслу хорошо протореным Путем. А вот твои на что направлены, понимаешь ли ты?

Пациент (растерянно). Если я не знаю, откуда они идут, откуда я знаю - направлены они на что? Знаю я ясно один лишь ответ: перпендикулярны они всему, что ни на есть.

Либидун (устало, но решительно). Слушай меня, пациент, на семь бед, как говорится, один ответ. Есть скрытая от тебя истина, нам, не-психоаналитикам, открытая, а мне, Либидуну, особенно. Невзгод у тебя может быть много и причин наберется более, чем существует, но коренятся все они в одном. И название этому одному ты знаешь, но давно забыл, поглощенный своими комплексами, как широко у нас говорят в народе.

Пациент. Не мучай меня, старче, дай же совет.

Либидун. Скоро сказка сказывается, да не скоро анализ делается. В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь и звали его Не-Эдип.

Гомункулюс. Не Не-Эдип, а Лай.

Либидун. И одолела его немощь, никем невиданная, никто ему не помог и ничто ему не помогало - ни живая вода, ни мертвая вода, ни другие изыски.

Пациент (испуганно). К чему ты клонишь, закодировать хочешь?..

Либидун. Не отвлекай от сказанного противлением своим.

Гомункулюс. Сколько я тебя учил: сопротивлением, а не противлением.

Либидун. И обратился тогда царь, как было заведено, к оракулу - психоаналитику тех времен. “У вас родится сын,” - заладил тот по легенде. Царь удивился, пробормотав про себя: “От кого же будет ребенок, если я давно этим не занимался?!” “Вот в этом ваша проблема, - сказал оракул, расшифровав его предсознательное бормотание, - сексуальная неудовлетворенность - причина вашего недуга. Занимайтесь сексом, а остальное прибудется.”

Пациент. Вы на что намекаете?! И куда так лихо склоняете? Не про меня рецепт тот сказан. И сын у меня давно заведен. И дочь, как полагается, в паре. Так что вопрос деторождения нами удачно разрешен.

Либидун (ехидно). А не хотите ли Вы, пациент, заняться сексом не в порядке деторождения, а в другом его смысле - удовлетворения?

Пациент. Пойми меня правильно, Либидун. И удовлетворение-то у меня перпендикулярно к удовольствию.

Либидун (удивленно). Что?!

Пациент. Есть точка неудовольствия, есть точка удовольствия, проведем между ними отрезок и построим удовлетворяющий меня перпендикуляр. Одним - удовольствие, другим - неудовольствие, а мне что, перпендикуляр?

Либидун. Я с тобой, пациент, с ума сойду. Перпендикуляр твой колом застоялся - вот что я тебе скажу. Ну и застойные мысли у тебя от этого пошли, если причину найти.

Пациент. Если причину нашли, то и лекарство, верно, есть от такого перпендикулярного застоя?

Либидун. А как же. Ищи свою причину в женщине, мужик. Пропишу тебе, как всегда, “либидо-сексуалис”.

Пациент. Принимать ли енто натощак, аль после еды?

Либидун (наставительно). В любое время дня и безо всяких ограничений. Вот я прописал тебе рецепт, а лекарство ищи сам без всякого промедления.

 

СЦЕНА 5.

 

Действующие лица: Не-Дама, пациентка Либидуна, трансформирующаяся в Даму, а затем в Женщину. Либидун.

 

Дверь, которая закрылась за пациентом, открывается перед Не-Дамой.

 

Не-Дама (заладила сходу). Я дама серьезная, всеми уважаемая, строгих нравов, неинфернальная, хотя мужчин люблю я по-философски.

Либидун. Нельзя ли ближе к делу, дамочка (Осторожно, решая приблизиться к телу.).

Не-Дама. Какие Вы мужчины нетерпеливые, Вам бы сразу вынь да положь.

Либидун (смущенно). За кого вы меня принимаете?!

Не-Дама (с сомнением). А разве вы не мужчина?

Либидун (весь сжавшись). Давайте переведем разговор на что-нибудь постороннее.

Не-Дама. Тогда нам без Хайдеггера не обойтись.

Либидун. Зачем нам Хайдеггер? Я сам мужчина!

Не-Дама. Я им заботливо прикрываюсь от боданий подобных тебе.

Либидун (в зал). Сама чуть меня не забодала, а пальцем кажет на меня. (Поворачиваясь к даме.) Неужели помогает?

Не-Дама. Как только видела бодательный объект, я выставляла свой привет, давала быку зеленый свет, а несся он на красный цвет. Умело мантией махала, циркамумбуляцию я создавала, он кружился в поисках бреши в моей не-дамости. Я Хайдеггера выставляла в защиту самости.

Либидун (опечалившись). Это сложно для моего понимания, дама - не-дама!

Не-Дама. Слушай внимательно, Либидун, не отвлекайся на свои проблемы. Лекарство мое обратилось в яд. Хайдеггер из защитника превратился в бодуна, конечно, во время сна.

Либидун (с ужасом). О, боже, он является ночью?

Не-Дама. Представь, и безо всякого приглашения.

Либидун (возмущенно). Вот подлец!

Не-Дама. Ой, как ты меня понимаешь, Либидун. Извини, что я подумала, что ты Болтун. Вот стою я на арене круглой и мантией красной машу. На меня кидается Хайдеггер-бык, как будто я его прошу.

Либидун. И что он вас убивает?

Не-Дама (мечтательно). Он так интересно поступает, на колени меня к себе сажает.

Либидун (заинтересованно). И что же он с тобой делает?

Не-Дама. Ах, заботливо рассказывает о сущности Бытия, как будто на   коленях это не я... (Затем встает и плотоядно смотрит на Либидуна.) Либидун! Скажи, командир, крепкий ли ты мужчина, выдержишь ли мое бодание?

Либидун (сильно испугавшись). Разлюбезная сударыня-дамочка, садитесь, пожалуйста, на местечко. Я тут вам рецептик выпишу, хорошенький. Вот рецептик: “либидо-сексуалис в чистом виде, не разбавленном всякой философией”.

Не-Дама (наступая на Либидуна). Соловья рецептами не кормят, Либидун.

Либидун (пятясь). Дамочка, прехорошенькая, перед Вами здесь был как раз отменно крепкий мужчина, которому я выписал сходный рецепт. Поспешите, если он не на машине, то можете, верно, поспеть.

Не-Дама молниеносно выскакивает на улицу.

 

СЦЕНА 6.

 

Действующие лица: Те же, Гомункулюс и Пациент, постепенно перевоплощающийся в Мужчину. А также четыре мужика: Первый мужик, Второй мужик, Третий мужик,

 

Четвертый мужик.

Улица. Не-Дама озирается по сторонам. Так, есть. Невдалеке стоит гражданин приблизительно мужского рода и тупо смотрит в свой рецепт.

 

Не-Дама. Лекарство! (Заорала она, подбежав к ошалелому мужику; затем, умело беря его в переплет.) Гражданин, какие проблемы?

Пациент (замученно). Рецепт мудреный. Угу!

Не-дама. Рецепт нам не нужен. Ну, что там в рецепте?

Пациент (читает). “Либидо-сексуалис независимо от времени дня и безо всяких любо-софий.”

Не-Дама (размахивая рецептом перед носом мужчины). А вот и у меня “либидо-сексуалис независимо от места и без лишних фило-мудрий.”

Пациент (страдальчески).

Ой, тревожно на душе Фундаментально.

Ты разъясни мне, дамочка, моментально,

Неужели Между нами есть параллели,

Соединяющие Нас неперпендикулярно.

Дама.

Перпендикуляр к себе, перпендикуляр ко мне Вот два параллельных перпендикуляра.

Но сотворим мы любовно Новую Формулу,

Особо соединив, друг, два рецепта Поровну.

Гомункулюс.

Перегонка сексуального химизма

В формулу любовного алхимизма.

Мужчина. Какая интересная Алхимия “Между”!

Женщина.

На яркий огонь титанический

Поставим сосуд герменевтический,

Кладем любовную смесь,

Пошел алхимический процесс.

Либидо связывается с Сексом,

Время складывается с Местом,

Любо-софия с Фило-мудрием;

Нигредо, Альбедо, Рубедо...

Ты, Эликсир, варись!

О, ЖарБог, явись!

Мужчина.

Как легко Вы Таинством овладели...

А мне трудно даются перпендо-параллели.

Женщина. Ну что тогда, совокупим без лишних усилий свои Силы, товарищ милый.

Мужчина (стеснительно озираясь). Право, не знаю, хотя, Угу...

Женщина. Имеешь Право! Я Слева захожу - алхимическую инициативу беру.

Мужчина. Тогда у меня Совсем Угу..

Гомункулюс.

Они встали в теменос друг против друга

Безо всяких рецептов - два творческих друга.

Слышится песня.

И тени их качались на пороге.        

Безмолвный разговор они вели,

красивые и мудрые, как боги,

и грустные, как жители земли.

Проходят мимо люди, спешат по своим заботам, никому до них нет дела. Заняты работой. Один лишь их не-аналитик стоит у окна и грустно смотрит на непонятные ему дела. Поблизости еще - уже известные четыре мужика.

Разговор четырех мужиков.

Первый мужик. Думаю я, вон те двое тоже пьют.

Второй мужик. Они не пьют, а сексом занимаются.

Третий мужик. Не сексом они занимаются, а лечатся.

Четвертый мужик. Чепуха, не понимаете вы тонкие Дела.

Либидун (тоскливо, для себя). Давно я не занимался сексом, надо бы и себе выписать рецепт. (Бросив заключительный взгляд в окно.) Дивно все же они поют...

Гомункулюс. Они в алхимической Парадигме, Болван. В Сверх-Либидунной реальности любви. И своей Заслуги в этом не ищи или себя за это не кори.

Сидхор (в свободном парении бестелесно пересекая параллельные Миры в паре с Дегером).

Фундаментальное какое-то пересечение,

Бытия иллюминирующее свечение!

Дегер.

Говорящую мелодию слышу Я,

Да и странно Само свечение Бытия.

Гомункулюс.

Удивлены Они, Удивлен и Я

Потрясающим проявлением Мига-Бытия.

Трепетно Мне, захватывает дыхание.

О! Иллюминацией окрашено все Мироздание.

Мириады Мигов Охватываются в Миге.

Я замер и мгновенно пропали все Миги.

Дегер (Сидхору). Что это было?

Сидхор (Дегеру). То Река Волнуется.

 

СЦЕНА 7.

 

Действующие лица: Кошмарионы, персонажи кошмарных сновидений, в отличие от Ракшасов и Виртуонов, обретающие свое существование в не-бодрствующем состоянии человека: Двулик, трансформер царя Грозного и Фрейда - кошмарион. Перпендикуляр, Либидун, Ракшасы, Гомункулюс.

 

Кабинет Либидуна. Либидун направляется к кушетке для пациентов.

 

Слышны голоса Ракшасов.

Ночная сущность, явись ему днем.

Либидун (удобно располагается на кушетке) Ой, спать мне хочется!

Перпендикуляр (является спящему Либидуну и орет над ухом). Ну пациент, погоди!

Либидун (видит во сне живо смотрящего на него Перпендикуляра). Чур меня, чур, проклятый!

Перпендикуляр. Зря не ругайся, пациент, вспомни забытую теорему о перпендикуляре и скороговоркой свободно сообщи.

Либидун (успокаивая себя). Это же сон, я всего-навсего сплю.

Перпендикуляр. Так я и знал, что он воспользуется “ясплю” формулой... Придется испытать на реальность, как положено в таких случаях. Я загадаю тебе загадку: разгадаешь - на все 3 стороны отпущу, не сможешь - заперпендикулярю.

Либидун (вспомнив Достоевского). Я смочь хочу, не вошь я все-таки, а человек.

Перпендикуляр. Скажи, горемыка, что за это существо, у которого утром - ни в одном глазу, днем - при двух, а вечером - троится?

Либидун. А где же мы третьего возьмем, Перпендикуляр?

Перпендикуляр (замахнувшись на Либидуна острым углом двух катетов). Гипотенуза ты, стоеросовая. Эх, раз, еще раз!

Ракшасы  (за сценой). Запускаем, братцы, Двулика.

Двулик (представ перед Либидуном в образе Ивана Грозного). Ты пошто, холоп, боярыню обидел? (Одновременно открывшись Либидуну своим вторым ликом - Фрейдом.) Дайте свободную ассоциацию, пациент, в перпендикулярном направлении.

Либидун (в замешательстве). Боже мой, кому же отвечать? Государь, не вели казнить, вели миловать! Великий Большой Фрейд! Господин хороший! Не тяни больно за одно место, и так скажу все, что знаю. (Гнусаво затянув.) Не нам, не нам, а имени Твоему! Не корысти ради, а токмо по воле жены моей.

Гомункулюс. Перед осоловевшим Либидуном совершается многослойная трансформация психической реальности. В один слой растянулся Фрейд, упорно вытягивая перпендикулярную ассоциацию, а в другом ярусе засел, размахивая своей острой секирой, Царь.

Двулик. Давай, Фрейд, сперва его накажем, а потом удовлетворим, как полагается по теории перевернутой причинности. (Запели.) Оскопить! Удовлетворить!.. Оскопить! Удовлетворить!..

Либидун. Не губите меня, мужики, не губите, от двоения спасите.

Двулик. Сколько ассоциации не виться, все равно Ему конец.

Либидун (обиженно). Ах, так! Либидун - там, Либидун - тут. Невозможное удвоение и двойное  удовлетворение. Одному - удовольствие, а другому - неудовольствие. Сплошная нарцистическая рана. Пропало мое ЭГО, в обиде Я, надо вцепиться в самость, друзья.

Гомункулюс. Фальшивую, как поговаривал Винникотт.

Ленин (появляясь в виде третьего лика теперь уже Трилика). Что это за сепаратный договор! Товарищ! Не скрывай свою реакционную Не-суть за не-Собственную самость-муть.

Либидун (с анти-нарцистическим обожанием). Товарищ Ленин, помогите! От эксплуататоров спасите. Один в эротику тащит, Другой Танатосом машет.

Ленин.

Прослоечный ты, Либидун, элемент,

Но наступил твой революционный момент -

Предупреждал Я тебя о вреде -измов,

Освободи себя от цепей Либидун-изма.

Либидун. Промедление смерти подобно. Еще раз научи, о, Великий Вождь! Ведь повторение - мать Учения.

Ленин. Учиться, учиться, учиться... Либидун-изм, учти, Либидун, - не чепуха и не пустяк, а отдельно выхваченный Фрагмент, раздутый в Абсолют и доведенный до архи-абсурда.

Гомункулюс. Другими словами Ленина, он - “пустоцвет, растущий на живом дереве...”

Либидун (встав по стойке “смирно”). Спасибо, Вождь! Наш ответ Керзону - про-контре нет!

Ленин (грозя пальцем). На Фрейдо-Монархизм надейся, но сам не оплошай и объективную реальность не забывай!

Гомункулюс.

Открылся ему Просвет

Между слоями сновидения.

И рванул он туда, что мочи есть,

И провалился в неведение.

Убегая от нарцистического поражения, он попал в экзистенциальный Провал и навалилось тогда на него экзистенциальное Бремя.

Либидун. Ма-ма-а-а... Це-енци-и-я... Реальность нереальности не слаще!

Гомункулюс. Либидуна, ускользнвушего от желания и долга, обуял фундаментальный ужас, благодаря чему ему приоткрылось Ничто.

Либидун (в ужасе орет). Положение шатко, доконает меня этот Перпендикуляр к долгу и к реальности.

Гомункулюс. Он шарахнулся от Ничто, раскрыв тем самым свое Сущее, и резво прыгнул в открывшийся ему просвет Бытия.

 

СЦЕНА 8.

 

Действующие лица: местный пастух Хайдеггер пасет свое стадо и спокойно ведет размеренный диалог с  Филкором, философской коровой.  А также: Либидун, Гомункулюс, Ракшасы.

 

Хайдеггер (настороженно). Почему Бытие, которое я тут заботливо пасу, заволновалось? Надо бы внимательно всмотреться в просвет Бытия: не забрел ли в наше мирное стадо коров какой-нибудь озабоченный бык.

Гомункулюс. Хайдеггер стал вглядываться в Бытие, не теряя при этом должной осмотрительности. Вдруг потаенность Бытия перед ним раскрылась в виде ошалело взирающего на него быка.

Либидун. Что это за Место с большой буквы?

Гомункулюс. Втискивая свое Присутствие в него, заявил Либидун, выходящий в круг из своей непотаенности.

Хайдеггер. Что это за вопрошающее Присутствие?.. Ба, он хочет присоседиться к нашему стаду, найти себе кровлю... Я ставлю неожиданный вопрос: в чем Сущность этого быка.

Либидун. Да свой я, мужики, свой, не фрейдист какой, а Либидун...

Гомункулюс. Эх ты, язык на палке, технический момент.

Филкор. Ишь, замычал... Сущность этого быка, уважаемый Учитель, покоится в его Существовании, а не в том, что у него перпендикулярно, так непотаенно в просвете торчит.

Хайдеггер (удовлетворенно). Верно подметил, куда не надо смотреть. Но ответь на мое Вопрошание: что это за существо, не-существующее в нашем Бытии.

Филкор. Вспоминаю учение: существо это называется “Ничто”.

Ракшасы. Откуда не начинай - от Существования или от Органа Существования - все выходит Ничто.

Хайдеггер. Осмотрительно присмотрись, Филкор, на Место его присутствия. Что ты там видишь?

Филкор. Его Бытие слишком задвинуто в Ничто... Вот как опасно для нашей коровы торчит его бытийная суть.

Хайдеггер. Какая подручная близость! В глубине грозящей нам опасности таится нерастраченное им расположение к пациентам.

Филкор. Учитель, на меня снизошло молниеносное озарение: вижу Поворот, превращающий опасность в спасение.

Хайдеггер. Ну, ну! Бытийствуя, вопрошаю.

Филкор. Давай подвергнем выступающее из Круга зло феноменологической редукции путем, так сказать,  онтологической его вивисекции.

Гомункулюс. Если правило воздержания нарушил он в этой Эпохе, орудуя своим Языком, как Техне, станет он без-Домным, лишившись Языка.

Либидун. По(д)става! Опасность и тут теснит меня, хотя остается в тени и под покровом... Нет, я безвольно не отдамся прямо в руки существу техники онтологического отсечения.

Филкор. Какой еще неосмысленный технический Поворот: он от нас уйдет.

Либидун. Опасность, какая она есть, я вижу- вышла на свет. Ну что же, немедля я рвану за тот Поворот - другого спасения нет.

Сидхор. Это машина секса так рьяно рванула, что не впишется в Поворот.

Дегер (задумчиво). В технике таится опасность...

Либидун уносится вдаль по дороге в виде машины. На дороге появляется Инспектор ГАИ.

 

СЦЕНА 9.

 

Действующие лица: Инспектор ГАИ, Либидун, Гомункулюс, Трилик - кошмарион, проявляющийся в ликах Ивана Грозного, Фрейда, Ленина.

 

Инспектор ГАИ.

Ты опять, Либидун, как угорелый носился,

Не вписавшись в поворот, опростоволосился...

Трилик (ликом Царя). Ты пошто, холоп, профессионально-этические правила аналитика нарушил? Скотоложеством хотел заняться? В быка превратился?

Либидун.

Другой же Я ведь ориентации -

Не психоаналитик Я и не фрейдист,

Всего-навсего бесконтактный массажист.

Инспектор ГАИ. Да этот чубрик - импотент.

Гомункулюс. Его Либидо уползло на Макушку.

Либидун.

Ну что же, зажатый с 3-х сторон

в ядре сновидения,

Я просвещу, Уважаемые, ваше неведение -

Имей бы Я у Себя Либидо

в собственном распоряжении,

Отрекся бы от него публично

без  всякого промедления.

Трилик (хором). Сатана - Предатель - Пациент! Вот три составные части его Сексуал-изма.

Трилик (ликом Грозного). Оборотень, поменявший свою профессию. (Ликом Ленина.) Эксплуататор чужого сексуального труда. (Ликом Фрейда.) Дериват фиксации на Частном Влечении.

Инспектор ГАИ.

Троится у тебя в глазах, Либидун.

И ПДД, я вижу, не знаешь, врун.

Тридцать шестую лекцию

“О диком психоанализе”

Прослушаешь в ГАИ

для пересдачи экзаменов.

Гомункулюс.

Либидун, Либидун, стоеросовый Балдун,

Либидон, Либидон, круглоликий Далдун,

Либидун, Либидун, отзовись же ты, Шалун,

Либидон, Либидон, слышу голос, Зун-Зун.

 

Занавес.